Мой регион:
Войти через:
Пыточный столб

Пыточный столб

bez-nazvaniya-_2_.jpg
Пожилая женщина последние несколько месяцев отчаянно боролась с желанием наложить на себя руки. В глубочайшей депрессии она пришла на прием и взывала о помощи: «каждый день проживаю как на пыточном столбе, уже не вытерпеть такого. Как не покончила еще с собой?! Меня будто гонят куда-то, и чтобы успокоиться мне нужно все время бежать. Если бы ум мой помрачился – было бы легче. А тут каждый день моя душа вот-вот разорвется…»

Оказалось, что несколько раз на дню ее охватывал внезапный беспричинный страх, с давлением под 200. Она в ужасе металась по комнате, кричала и плакала, бросалась на улицу и отчаянно звала на помощь. «Выброс адреналина такой, как на американских горках – продолжала она,- внутри все дрожит, и ни молиться, ни успокоиться, нужно только куда-то бежать».
images-_8_.jpg
В промежутках между приступами она впадала в глубочайшую депрессию и едва сдерживалась от суицида. Постоянные «скорые» и ежемесячные госпитализации были не в состоянии остановить этот процесс. Съедаемые горстями транквилизаторы и антидепрессанты постепенно исчерпывали свой эффект. На время одурманенная тяжелыми психотропными, она становилась жертвой еще более сильного приступа, так что все повторялось снова. Шло стремительное ухудшение психики. Что дальше?
images-_11_.jpg
Паническая атака – это интенсивный и иррациональный внезапный приступ мучительной тревоги и беспричинного страха, чаще всего сопровождающийся вегетативными проявлениями. Однажды случившись, он, как правило, повторяется снова, независимо или в схожих обстоятельствах, формируя специфическое поведение «избегания» возможных провокаций, что еще больше усиливает внутреннее напряжение и усугубляет тревогу. Появляется ожидание приступа, что, в свою очередь, ведет к их учащению. Так из однократного приступа паники образуется стойкое паническое расстройство психики. Укоренившиеся панические атаки приводят к нарушению социальной адаптации, затрудняют контакты с людьми, приводят к проблемам на работе и нарушению трудоустройства, отягощают отношения с близкими, ухудшают качество жизни. Все это угнетает душевное состояние и способствует развитию депрессии, что продолжает закреплять паническое расстройство. Срабатывает порочный круг, разомкнуть который крайне сложно.

Можно выделить 3 главных предпосылки развития панических атак:

1. Конституциональная особенность. Есть люди, и, соответственно, конституциональные типы, наиболее подверженные паническим атакам. Это люди с особым, восприимчивым, сверхчувствительным и болезненно ранимым устроением психики и нервной системы. Их приводит в возбуждение малейшая деталь, мелочь, нюанс. Это конституционально, от рождения, слабая выносливость нервной системы, низкий порог чувствительности.
images-_10_.jpg
2. Стресс, превышающий возможности психики и нервной системы. Даже самая устойчивая психика может «сломаться» под воздействием избыточного для нее стресса, избыточного по силе, или по продолжительности. Зачастую, длительное пребывание в умеренной стрессовой ситуации постепенно истощает защитные возможности нервной системы, приближая момент психического срыва.

3. И наконец, третье, и самое главное - духовные причины. Нет случайностей, а есть промысел Божий. Казалось бы, внезапно развившаяся паническая атака, случайна, но и она не лишена смысла на жизненном пути человека. Любая болезнь, и паническая атака не исключение, является инструментом в руках Божиих для нашего вразумления и исправления. И если глубже рассмотреть любой, на поверхности лежащий, симптом, физический или психический, панику или что-то другое, мы увидим какую-то, порой даже четко определенную, духовную немощь, какое-то несовершенство, подлежащее исправлению. Это может быть тщеславие, гордыня, малодушие, маловерие, сребролюбие, памятозлобие, сластолюбие, властолюбие и многие, многие другие наши несовершенства.
Исходя из этого и лечение должно включать в себя воздействие на всех трех уровнях человеческого естества – духовном, душевном и телесном.

На телесном, доступном лекарственному влиянию, уровне лечение проходит по законам подобного и противоположного воздействия. В определенных случаях необходимо подавляюще купировать начавшийся или начинающийся приступ панической атаки, ограничивая его нарастание, и часто спасая человека от крайних форм психической неадекватности, способных еще больше повредить психику. Но при этом не секрет, что необоснованно длительно или чрезмерно «накаченный» психотропными препаратами, человек теряет инициативу, мотивацию и волю, ослабляется его разум, притупляются чувства. Он буквально начинает волочить «растительное существование», зачастую теряя свою личностную индивидуальность, а иногда совсем теряя человеческое лицо. При этом психическое нарушение все равно остается в глубоко задавленном состоянии.

Здесь мы должны направить усилия на восстановление собственной слаженной, устойчивой работы нервной системы. Это можно сделать по закону подобия, лежащему в основе гомеопатии. Принцип подобия заключается в том, что гомеопатическое средство назначается при таких болезненных состояниях, схожие симптомы которых оно само (средство) способно вызвать при проведении гомеопатических испытаний (прувингов) на здоровых людях (подобное лечится подобным). Таким образом, излечение происходит не за счет внешнего подавления или сдерживания проявлений болезни (принцип «против»), а за счет стимуляции восстановления собственной должной гармоничной, слаженной работы управляющих систем (нервной, эндокринной, иммунной), присущей здоровому организму (принцип подобия).

Именно это восстановление (частичное или полное) собственной слаженной работы организма и является главной медицинской задачей врача в лечении болезни. Этой же цели косвенно будет служить и своевременное, обоснованное, по необходимости сдерживание патологического процесса противоположным (аллопатическим) лекарственным средством. И оба этих медицинских закона (подобного и противоположного), адекватно и разумно используемые согласно их истинному предназначению, в сочетании с первоосновой всякого лечения – духовным очищением и укреплением в истинной Вере, могут дать настоящее и полное исцеление.

Нельзя также забывать и про многочисленные психотерапевтические методики, способные помочь человеку выработать психологические способы защиты от стресса на душевно-эмоциональном уровне, и конечно соблюдение определенного образа жизни, и по возможности избегание стрессовых ситуаций.

Но все же истинные причины наших страданий кроются на самом глубинном и самом главном уровне нашего трехчастного устроения – духовном.
dobrodeteli_pobezhdayut_strasti.jpg
В нашем случае, изначально был выбран препарат - Аконит в 200-м разведении разовыми дозами. Приступы стали реже и слабее, но все же продолжали быть достаточно сильными. В промежутках между приступами она впадала в эмоциональное отупение, теряла всяческий интерес к происходящему и смысл жизни, замедленно и сбивчиво отвечала на вопросы. Временами ее охватывало отчаяние из-за невозможности выбраться из этого состояния, и одолевали суицидальные мысли.

Выяснилось, что подобные периоды такого длительного эмоционального отупения с безразличием к происходящему сопровождали ее на протяжении всей жизни. После даже умеренных физических или психологических нагрузок наступали продолжительные периоды прострации и бессилия. Она могла часами и даже днями проводить в постели, не реагируя на происходящее.

Стрессовые события в жизни переполнили чашу ее возможностей: смерть матери на руках и сгоревшее жилье очень сильно надломили ее и без того слабую психику. Она вошла в стопор, начался период длительного эмоционального отупения. Последним звеном в этой трагической цепочке событий стало известие о самоубийстве мужа. Она сломалась. Захлестнула череда панических атак.

Вся совокупность симптоматики, включая ситуацию и особенности психики помогли выбрать средство. Сильное истощение после изнуряющей напряженной деятельности, борьбы, с потерей жизненных соков, длительное пребывание в состоянии прострации, отупения и безразличия, направили мой взор в сторону кислот. Эмоциональное выгорание, ступор и отчаяние после длительного напряжения, «неравной борьбы», неподъемного горя или ухода за ближним, в сочетании с потребностью в любви, ласке и заботе указали на фосфорнокислый анион. Фосфорик ацидум – это люди, как правило, прикладывающие много усилий в заботе о ближнем, и, соответственно, ожидающие подобного отношения в свой адрес. Но, не получая последнего, их настигает раздражение, отчаяние и эмоциональное отупение. На физическом уровне утрата жизненных соков часто выражается в виде повышенного желания сочных продуктов.
bez-nazvaniya-_14_.jpg
Уже через месяц после первой дозы точно подобранного гомеопатического средства произошло существенное снижение частоты и продолжительности приступов, появились периоды хорошего настроения, заблестели глаза и стала пробиваться надежда на исцеление. А еще через 3 месяца началось постепенное возвращение к привычной жизни: стали налаживаться потерянные контакты с друзьями и близкими, появилось желание жить!

Но так стремительно начавшееся улучшение вдруг начало заметно угасать: приступы стали учащаться, и пациентка вновь начала впадать в уныние. И так великолепно сработавшее гомеопатическое лекарство оказалось не в состоянии в одиночку разгрести этот серьезный завал болезни. Действительно, в большинстве случаев болезни предшествует глубинное душевное, и даже духовное расстройство, без устранения которого не может произойти и телесного излечения.

Оказалось, что эта женщина на протяжении нескольких лет ухаживала за матерью-инвалидом, выказывая свой дочерний долг, но при этом раздражаясь и сильно ругая ее за немощь, а впоследствии и сама стала жертвой бездушного и грубого обращения своих дочерей, запрещающих ей видеть внуков. И только после глубокого и полного раскаяния и осознания духовных корней болезни в сочетании с точно подобранным гомеопатическим средством началось стойкое и неуклонное выздоровление!
risunok1.jpg