Мой регион:
Войти через:
Не пробовал, но не верю. Гомеопатия и психология обывателя.

Не пробовал, но не верю. Гомеопатия и психология обывателя.

Наука в период своего зарождения и первоначального развития способствовала прогрессу, просвещая человечество в вопросах устройства материального мира, предоставляя комфорт, удобства существования, и извлекая людей «из средневекового мрака невежества».



Позже она попыталась заменить собой религию, в своей заявке на всемогущество и попытках «познать все».
Реалии же, судя по всему, иные, и определенные закономерности существования мира и человека достаточно далеки от того, чтобы научно быть познанными.
Сложно сказать, сможет ли наука в ближайшем или отдаленном будущем хотя бы немного приблизиться к их познанию. И постепенно из «двигателя прогресса», в некоторых своих ипостасях, она превращается в его тормоз, ибо берется окончательно судить о тех вещах, знание о которых находится за пределами ее сегодняшних возможностей. Сказать точнее, судят ее именем.
А если говорить о ее вероятной ангажированности по ряду позиций, то картина становится удручающей.
Как в чистом воздухе люди нуждаются в тонком балансе рационального и интуитивного знания.

****

Что может быть лучше диалога просвещенного церковнослужителя с профессиональным ученым, наделенным внутренней религиозностью. Он наполнен взаимным уважением и пониманием.
И что может быть бессмысленнее спора истово верующего человека, несведущего в вопросах науки и материального мира, с ученым-атеистом. Разговор наполнен непониманием, гневом, скрытым или явным, у собеседников них нет ни малейшей точки пересечения. Ибо в чем-то невежественны оба, и ни один не имеет возможности признать это.

Гомеопатическая медицина уже более 200 лет имеет дело с глубокими закономерностями целостного существования человека, путь ее чисто эмпирический, и за счет этого она не находится в зависимости от уровня развития науки.
- Я верю в эффективность гомеопатии, - говорит гомеопат или пациент гомеопата, потому что много раз имел возможность убедиться в ее эффективности. И поскольку моим учителем был Козьма Прутков с его «не верь глазам своим», то меня мало интересует то, что наука говорит по этому поводу. Интересует, конечно, но – мало.
- Я верю в неэффективность гомеопатии, потому что это не совпадает с тем, что мне рассказала современная наука об устройстве мира, - говорит другой. Я - просвещенный человек, и чтобы кто ни говорил, вера моя непоколебима, и никакие ухищрения или исследования не порушат ее. Гомеопатию я не пробовал, никогда не попробую, и вам не советую. Очень-очень не советую.
То есть, в плане психологическом имеет место феномен той же веры, лишь со сменой объекта, когда научные знания для усредненного представителя социума не более, чем некий новый повод для веры.
"Бога нет, это научный факт", - забавлялся Остап Бендер.
А если говорить точнее, то это повод объявить заблуждением то, что выходит за грани современных научных объяснений, когда наука манипулятивно используется в тех или иных целях в качестве нового набора верований.
Ибо, в век прогресса науки самолеты, конечно, летают, но человек не изменился.

Но и не только это.
Иногда немного странно наблюдать активно-агрессивную реакцию людей, не имеющих представления о методе. Не знаю, не пробовал, не буду, никому никогда не посоветую. Может возникнуть неясное ощущение, что за этим стоит нечто большее, нежели рациональное неприятие.
В ряде моментов гомеопатия эмпирическим путем подошла гораздо ближе к реальным закономерностям работы организма, нежели научная медицина.
И можно предположить, что человек предчувствует то, с чем ему пришлось бы столкнуться при гомеопатическом лечении – с правдой и реальными запросами собственного организма, и он, как черт от ладана, стремится унестись как можно дальше от подобной возможности. Захватив при этом с собой как можно больше других людей.
Интересно, что в плане психологическом это немного напоминает борьбу атеизма с религией.

****

И как во все времена - для любого Фомы нет более простого способа убедиться в реальности непознанного, нежели как «вложить персты в раны», то есть попробовать. Но для этого нужно быть Фомой, нужно хотя бы предположить, что нечто может существовать за пределами моего миропонимания.
Фомой был знаменитый гомеопат Константин Геринг, Фомой был Владимир Даль, Фомой был любой врач или неврач, пришедший к гомеопатии. Фома, пришедший к методу гомеопатии, чаще всего остается в нем. Но быть Фомой – большой дар, а может быть и везение.