Мой регион:
Войти через:

Российский гомеопатический журнал

Том 1. Выпуск 1 · Февраль 2017 · ISSN WORK: 2541-8696


Электронный профессиональный ежеквартальный журнал.



Заметки из клинической практики

Оригинал


  • Абстракт
  • Статья
  • Литература

Эрнст Штапф. Заметки из клинической практики.
Архив целительного искусства гомеопатии. 1845. Т.22. №1 C.71-88.
E.Stapf. Mittheilungen aus der Praxis // Archiv für die homöopathische Heilkunst. 1845. B.22. H.1. S.71-88


Архив целительного искусства гомеопатии. 1845. Т.22. №1 C.71-88.
E.Stapf. Mittheilungen aus der Praxis // Archiv für die homöopathische Heilkunst. 1845. B.22. H.1. S.71-88 










Выполняя обещание, данное мною в прошлом выпуске «Архива целительного искусства гомеопатии», в нижеследующих историях болезней я правдиво и открыто сообщаю о том, что я узнал при добросовестном гомеопатическом применении лекарственных средств в потенциях, далеко выходящих за ныне признанные пределы потенциирования.
Это чистые факты, которые, в противовес разнообразным, зачастую весьма научно и разумно звучащим теориям, по праву заявляют о себе как таковые, и рано или поздно можно будет распознать истину в том, что сейчас пока еще очень многим может показаться безумием и заблуждением, а потому насколько поспешно, настолько и смело таковым признается.

Самым странным и смешным является выдвинутое против применения высоких потенций обвинение в мистицизме и исключительное сожаление о том, что из-за этого пропасть между аллопатией и гомеопатией якобы станет еще глубже и переход от одной к другой еще сложнее, поскольку рационально мыслящему врачу нелегко будет присоединиться к направлению, которое столь сильно противоречит здравому рассудку (sic!) и принимает столь мистические взгляды. А как заумно пустословят эти люди, как трогательно разыгрывают из себя борцов за чистое искусство!

Требование, втиснуть свободное исследование в узкие границы привнесенных в него воззрений, чтобы тем самым не раздражать так называемых рационально мыслящих и не выйти за рамки их понимания, настолько же абсурдно, насколько было бы глупым требовать от астрономии ограничить законы необъятной вселенной просто для того, чтобы это показалось разуму разумных менее великолепным, и потому стало бы для них более доступным. И разве кажутся этому так называемому разуму те необъятные дали вселенной и их астрономические законы менее мистическими, чем до такой же степени развитая сила действия наших лекарственных препаратов?

И то, и другое имеет под собой надежное основание, в первом случае это самые скрупулёзные наблюдения и самые тщательные расчёты, а во втором – надежный опыт, существование которого недвусмысленно подтверждено многочисленными клиническими случаями.

Совершенно не желая как-либо пренебрегать великой лекарственной силой наших до сих пор используемых потенций, что мне бы и не удалось, не противореча своему собственному 33-летнему опыту в этой области, я рассматриваю высокие потенции только как благодатное раскрытие целительной силы, заложенной в лекарственных средствах, а чисто гомеопатическое применение этих потенций как очень значимый и подлинный прогресс в области гомеопатического врачевания; это точка зрения, c которой, будучи наученным опытом, согласится со мной каждый, кому удалось добиться от себя правильно использовать эти потенции, то есть применять их с абсолютной точностью, строго по законам гомеопатии, что в данном случае, разумеется, совершенно необходимо.

Именно опыт, который для меня значит больше, чем вся теоретическая премудрость, опыт убедил и меня, в начале также терзаемого сомнениями, в высокой действенности и реальных преимуществах высоких потенций и показал мне путь, которым я с тех пор следую. 

В результате теперь я пользуюсь этими знаниями в своей весьма расширившейся клинической практике и лишь в виде исключения применяю низкие потенции, так как мне, как и другим, известно, что, разумеется, встречаются, хотя и не часто, состояния, требующие назначения низких потенций.

Со мной и моим замечательным другом Гроссом солидарны и многие другие, в высшей степени достойные врачи, чей опыт в точности соответствует нашему, а их заметки в том виде, в котором они уже у меня имеются, будут опубликованы в следующих номерах «Архива». 

*      *      *

1) Шеллинг, 18 лет, ученик местного коммерсанта, юноша нежного сложения, но в прочем довольно здоровый на вид, на пятом году жизни заболел натуральной оспой, оставившей очень отчетливые следы на его рябом лице. Уже в тот момент, когда они формировались, как последствие оспенных высыпаний, возникло глазное заболевание[1], которое к 18-летнему возрасту не только не прошло, но, напротив, значительно ухудшилось. Когда 1 июня я впервые увидел и тщательно осмотрел его, поражение глаза выглядело следующим образом. Конъюнктива ярко-красная, воспаленная, роговица очень мутная, грязно-запыленного вида, словно покрытая пленкой, зрение очень снижено, он видит все предметы неотчетливо, словно сквозь густой туман; веки очень гиперемированы, со жгучей болезненностью, и покрыты вязкой влагой, из-за чего веки по ночам часто склеиваются; но особенно заметна очень частая слезоточивость, причем выделяющаяся влага настолько едкая и жгучая, что часто вызывает осадненность вокруг глаза. Эта слезоточивость присутствует постоянно, но особенно выражена в сырую погоду. Таким образом, этот существующий уже в продолжение 13 лет глазной недуг, несмотря на многократно предпринимавшееся аллопатическое лечение, пребывает без каких-либо изменений.  2 июня этот больной получил от меня Sulphur ••/400. Уже спустя 8 дней состояние глаза изменилось в благоприятную сторону. Постоянная краснота конъюнктивы очень уменьшилась, помутнение роговицы стало менее заметным, привычные обременительные, жгучие боли значительно уменьшились, выделение слезной жидкости снизилось и, что было особенно заметно, она стала менее едкой и раздражающей, зрение стало лучше, свободнее и отчетливее. Естественно, что при таких отрадных обстоятельствах я предоставил Сере возможность спокойно действовать дальше, и затем с радостью отмечал, как у больного, приходившего ко мне на осмотр каждые восемь дней, каждый раз отмечается отчетливое улучшение, так что к 10 августа исчезли все следы этого хронического глазного недуга за исключением только некоторой слезоточивости, против которой 17 августа он получил Euphrasia ••/200. После этого слезоточивость, а особенно едкость слезной жидкости, стали постепенно уменьшаться. Позднее он получил еще один прием Sulphur •/400 и теперь[2] полностью здоров; его глаз совершенно свободен от каких-либо следов поражения, а зрение совершенно нормально.

2) Ш.Ф., 26-летняя дама, в прочих отношениях здоровая, в продолжение восьми недель жалуется на очень выраженный дискомфорт в глазах. К вечеру у нее возникает ощущение сухости и жжения в веках, свет свечи становится очень неприятен, а особенно тягостным является непроизвольное смыкание век, как это бывает при непреодолимой сонливости, так что даже находясь в приличном обществе она может показаться спящей, что неоднократно приводило к досадным недоразумениям. До настоящего времени у нее не обнаруживалось никаких глазных заболеваний. Среди всех известных средств, наиболее гомеопатически соответствующей этому случаю мне представилась Viola oderata. 15 августа она получила от меня Viola oderat. ••/200  и уже на следующий день не осталось и следа от недуга, поразившего ее веки. Спустя шесть недель, в продолжение которых она была совершенно от него свободна, снова проявилось то самое стягивание век как при сонливости, хотя и менее выраженное. Один прием Viola oderata ••/200 быстро и полностью устранил этот недуг.

Сколь бы ни незначительным могло бы показаться это излечение, оно тем не менее поучительно тем, что показывает, как средство с таким слабым действием, каковым является Viola odorata – частью оттого, что оно выбрано совершенно верно, частью оттого, что его сила полностью развита столь высоким потенцированием – действует столь несомненно целительно, как это произошло в настоящем случае.

 



[1] Поражение глаз известно как типичное осложнение оспы. Оно может протекать как в легкой, так и в злокачественной форме, вплоть до потери зрения. Среди известных исторических личностей такое осложнение перенес, например, переболевший оспой в детском возрасте и потерявший зрение на один глаз поэт и переводчик Н.И.Гнедич (1784-1833), чей недуг упоминает в своем эпиграмматическом гекзаметре Пушкин:  Крив был Гнедич-поэт, преложитель слепого Гомера, Боком одним с образцом схож и его перевод.

[2] Поскольку номер «Архива» с этой статьей вышел из печати в 1845 г., а предыдущий – в 1844, а также опираясь на датировки других случаев, приведенных автором, можно с определенной долей вероятности предполагать, что Штапф описывает случай, имевший место в июне-августе 1844 г. Если этот расчет верен, то период наблюдения до этого «теперь» составил не менее пяти месяцев.





← Весь выпуск